Курортные города Крыма: Мухаталка

Кто не замечал, проезжая по трассе Ялта – Севастополь, красивую, украшенную разноцветной плиткой остановку «Мухалатка»? И многие, открыв карту, тут же начинали искать её, но не находили. Так всё-таки: что это за населенный пункт – Мухалатка, и где его следует искать?
Мухалатка – название старое, дореволюционное, на современной карте его уже нет
Верхняя Мухалатка – это посёлок Олива, та его часть, где находится дом-музей Юлиана Семенова. Нижнюю часть занимают территории государственных дач №6 и №9. Остатки нижней Мухалатки влились в поселок Санаторное, который уже поглотил бывшие имения Мшатку и Меллас.

В начале XIX века западная часть южнобережного Крыма представляла собой глухой уголок без намёка на курорт. Цари щедро жаловали землю своим любимцам, но юго-западный Крым ещё долго оставался малолюдным и малопроходимым местом. Центрами цивилизации становились имения помещиков, купцов и генералов. Одно из таких имений появилось в Мухалатке. Там уже существовало маленькое татарское село. Больше оно было известно тем, что отсюда шла дорога через перевал Шайтан-Мердвен в сторону сел Скеля и Байдары.
Земли вокруг Мухалатки, без всякого хозяйского управления, поначалу достались греческому полководцу на русской службе Феодосию Ревелиоти, у которого владений на Крымском полуострове уже хватало с головой – Ливадия, Ореанда, Алупка. Следующей владелицей Мухалатки стала Наталья Кирилловна Загряжская, дочь Кирилла Разумовского и фрейлина Екатерины II. Она поведала А.С. Пушкину, с которым была знакома, что земли в Мухалатке ей подарил светлейший князь Потемкин. Кстати, через свою жену Наталью Гончарову поэт был в дальней родственной связи с родом Разумовских.
История Мухалатки
Это имение Загряжская подарила своей племяннице Марии Васильевне Кочубей (в девичестве Васильчикова). Будучи бездетной, Загряжская так сильно привязалась к своей воспитаннице, что даже вырвала её из семьи Васильчиковых, соблазняя родителей солидным наследством для их дочери. Марии Васильевне была подобрана прекрасная партия – один из виднейших государственных мужей начала девятнадцатого века – Виктор Павлович Кочубей.

Но вернемся к Мухалатке, которая в 1799 была подарена Марии Васильевне стареющей Загряжской. Богатая семья Кочубеев не торопилась посещать свое новое крымское имение, у них хватало своих на материке, да и частые заграничные поездки не способствовали знакомству с ним. Но после смерти мужа Мария Васильевна стала чаще бывать в Мухалатке, к тому же таврический губернатор граф Воронцов жестко следил за тем, в каком состоянии находятся владения местных помещиков. За приведенные в запустения земли полагался солидный штраф. В 1837 году вдову Кочубея в Мухалатке посетила императрица Александра Фёдоровна.

Имение Кочубеев было не единственным в Мухалатке. В 1839 году здесь поселилась семья Шатиловых. Подробнее стоит остановиться на Иосифе Николаевиче, который внес свою весомую лепту в изучение истории и природы Крымского полуострова. Он помогал раскапывать керченские курганы археологу И.П. Бларамбергу, директору Одесского и Керченского музеев древности. Шатилов был хорошо знаком с директором Никитского ботанического сада Стевеном,который поддерживал его в замысле создания в южнобережном Крыму лесополос для сдерживания оползней и накопления воды. Иосиф Николаевич был ярым противником низведения крымских лесов без всякого стороннего контроля. Но и этим не ограничивалась кипучая научная деятельность Шатилова в Крыму. Он собрал прекрасную зоологическую и орнитологическую коллекции на полуострове, которые были переданы впоследствии Московскому университету.

Во время Крымской войны Мухалатка, благодаря помощи казаков, не пострадала так сильно, как соседние села. Может быть, поэтому село продолжало жить своей прежней жизнью, в то время как Меллас, Мшатка и Чоргун (а до 1829 года Мухалатка входила в Чоргунскую волость, после – в Байдарскую) были сильно потрепаны неприятелями и надолго остановились в своем развитии. Шатиловское имение же было сожжено, винные подвалы разграблены.

После смерти отца Иосиф Николаевич стал единоличным владельцем имения в Мухалатке. В конце 60-х годов девятнадцатого века он строит новый двухэтажный дом, разбивает прекрасный парк, где особое внимание уделено плодовым деревьям, содержит виноградники, вино с которых хранится в специальных погребах. Его сын продолжает дело отца, активно занимаясь вопросами разведения леса и агрономией в общем.
Дворец Кокорева в Мухалатке
В восьмидесятых годах XIX века имение Мухалатка из рук Шатиловых перешло семейству Кокоревых. Купил его Василий Александрович Кокарев, который в своем новом имении открыл художественную галерею, где среди экспонатов были представлены работы Куинджи, Варнека, Брюллова. Сын Кокорева Сергей Васильевич, благодаря женитьбе на представительнице знаменитого купеческого рода Морозовых – Евдокие Викуловне Морозовой, смог укрепить финансовое положение семьи и взяться за серьёзные проекты по преобразованию своего имения в Мухалатке. Во-первых, были приобретены земли соседей по имению. Во-вторых, в 1909 году Василий Александрович Кокарев выстроил в Мухалатке прекрасный дворец. Архитектором шедевра выступил Оскар Эмильевич Вегенер.

Дворец Кокоревых в Мухалатке поражал своей величественностью и роскошью. Не менее впечатлял и огромный парк и длинная благоустроенная набережная. Над набережной возвышалась белоснежная ротонда. Дворец Кокоревых до того понравился хозяевам, что большую часть года они стали проводить здесь.

После того, как армия Врангеля эвакуировалась из Крыма, все дворянские усадьбы были национализированы. Это касалось и имения Кокоревых в Мухалатке. Ещё стояли в имении дворец на тридцать две комнаты, восемь зданий для служащих имения на пятьдесят комнат, оранжереи, бани, скотный двор, конюшни, винные подвалы. Но уже померк блеск имения Мухалатка после стольких испытаний, выпавших на долю Крыма. Не было уже домашних животных, разбежалась прислуга, некому было ухаживать за великолепным парком, клумбами, цветниками и бассейнами. Погиб большой розарий, на месте которого посадили картофель. Пока судьба дворца и окружающих его земель в 1921 - 23 годах была в подвешенном состоянии, имение теряло земли, целые участки парка, образцовую некогда водопроводную систему имения, так как жители Мухалатки во что бы то ни стало желали поживиться остатками барской роскоши. И только решение новой власти о том, что бывший дворец Кокорева станет Домом отдыха, спасло имение Мухалатка от окончательного упадка. В двадцатых -тридцатых годах здесь отдыхали Сталин, Фрунзе, Бухарин, Крупская, Орджоникидзе. После того как Сталин сменил Крым на Сочи, тут стали отдыхать его дети.

К сожалению, Вторая мировая война не пощадила великолепный дворец. При приближении немецких авангардных отрядов его взорвали солдаты отходящих частей Красной армии. После освобождения Крыма власти воплотили в жизнь замысел Сталина о депортации татар с полуострова. Пострадала и Мухалатка, лишившись большей части населения. В 1948 году Нижняя Мухалатка была переименована в Снитовское, которое в соседстве с государственными дачами быстро отжило свой век и было включено в состав Санаторного. На месте разрушенного дворца была отстроена государственная дача.

Верхняя же Мухалатка осталась на картах как Олива, которая представляет собой в наше время самостоятельный поселок. Главной достопримечательностью Оливы считается дом-музей Юлиана Семенова и перевал Шайтан-Мердвен, до которого от поселка можно добраться за полчаса.

Ещё одна история, связанная с Мухалаткой, стала известна благодаря А.П. Чехову. В 1899 году в поселке должна была закрыться школа из-за недостаточного финансирования. Местный священник Н.В. Ундольский отправился в Ялту к писателю просить о помощи, и Антон Павлович не отказал просителю, выдав ему 500 рублей. Школа в Мухалатке была спасена. Годом позже писатель выслал в Мухалатку ещё тысячу рублей на строительство новой школы.
Дом-музей Юлиана Семёнова в Оливе (Верхняя Мухалатка)
Юлиан Семёнов поселился в Оливе в 1983 году. Здесь из-под пера писателя вышли такие популярные среди советских читателей романы как «ТАСС уполномочен заявить», «Майор Вихрь», «Семнадцать мгновений весны». Семёнов проводил в Крыму не меньше времени, чем в Москве – он очень любил море, горы и вообще здешнюю природу. В Оливу к писателю приезжал барон фон Фальц-Фейн, которого с Семёновым объединял интригующий замысел по возвращению праха Фёдора Шаляпина на родину. Замысел блестяще воплотился после согласия сына певца. Кроме этого барону удалось выкупить и вернуть на родину певца его семейные реликвии. До этого он помог возвратить в Советский союз ценную библиотеку Дягилева-Лифаря. Вместе с Семёновым Фальц-Фейн объездил пол-Европы в поисках Янтарной комнаты, пропавшей при штурме Кёнигсберга в 1945 году, но безрезультатно. Зато Семёнову и Фальц-Фейну удалось вернуть в Ливадийский дворец гобелен с изображением царской семьи – подарок персидского шаха Николаю II в честь трёхсотлетия правящей династии Романовых.

После кончины писателя в 1993 году дом в Верхней Мухалатке в наследство получила дочь Семёнова – Ольга. Она и стала одним из авторов идеи об организации на даче, которую сам писатель называл в шутку «Виллой Штирлиц», музея своего знаменитого отца. С тех пор экспозиция дома-музея привлекает множество туристов в тихую и живописную Оливу. Интерьер дачи и обстановка в рабочем кабинете сохранены идентичными тем, которые были при жизни Юлиана Семёнова.
www.krymkrymkrym.ru